14 ноября в здании городского совета Украинки состоялась первая сессия ноизбранных народных депутатов. На повестку дня, помимо вручения депутатских удостоверений, по инициативе городского главы были вынесены кадровые вопросы распределения должностей в исполнительном комитете и рабочих комиссиях.

Однако, говорить о том, что эти вопросы были вынесены на рассмотрение депутатов не приходится, ― по-сути, парламенту был спущен “сверху” кадровый состав исполкома, за который им нужно было просто проголосовать (как и полагается “машинке для голосования”, которой все эти годы выступает законодательный орган, обслуживающий потребности правящей верхушки).

Когда последовали возмущенные реплики о том, что решение подобных вопросов, в соответствии с Регламентом, требует предварительного создания рабочей группы и ознакомления с каждой потенциальной кандидатурой, городской глава ответил, что поставить на голосование заранее составленный список  ― его царственное право.

Мэр Украинки сослался на соответствующую статью в Законе о местном самоуправлении, которой предусмотрено, что кадровый состав членов исполкома, сформированный по усмотрению главы исполкома, может быть выставлен на голосование, ― правда, оговорился, что “забыл” ещё одну Статью, согласно которой депупаты решают, будет ли голосование проходить поимённо или целым списком. “Забыл”, разумеется, исключительно в целях оптимизации работы сессии.

После такой поправки, парламенту пришлось голосовать трижды (!), чтобы мэр, наконец, убедился, что большинство депутатов действительно против голосования за целый список и настроены голосовать поимённо, ― за каждую кандидатуру (раз уж им не оставили иного выбора). Какова легитимность подобных действий мэра, который не стеснял себя в публично используемых средствах давления на депутатов и манипуляции общественным мнением (в зале было много жителей Украинки), ― это, конечно, большой вопрос… Пока, к сожалению, приходится только констатировать, что подобного рода шантаж и манипуляции являются нормой политической коммуникации между властью и депутатским корпусом, властью и гражданским обществом Украинки.

После того, как поимённое голосование показало провал стратегии мэра утвердить кадровый состав одним махом (то, как депутаты активно “разочаровывали” главу города нужно было видеть), из зала последовало предложение найти компромисс с депутатами, уединившись в кабинете. Вопрос легитимности подобных “переговоров” также представляется спорным, ― тем не менее, Козырев этим предложением воспользовался.

Результатом переговоров стало позитивное голосование депутатов за шесть из двадцати трёх кандидатур, предложенных мэром, ― это шесть должностей в аппарате исполнительного комитета, включая должность секретаря городкого совета. За эту кандидатуру, ― Проценко К.В., ― также выдвинутую мэром по тому же экскюзивному праву, было проголосовано ранее путём тайного голосования. Решение по остальным членам исполнительного комитета будет приниматься, как следовало из комментариев некоторых депутатов (Луценко Л.), по результатам деятельности рабочей группы. Стоит также упомянуть, что кандидатуры, предложенные главе города ранее некоторыми депутатами, ― в частности, специалистов в аудите и информационным технологиям,  ― были отклонены. Причина ― вполне очевидна.

Как стоит трактовать такие достигнутные договорённости ― пока неясно, для этого нужно получить комментарии депутатов.

Но хотелось бы расставить некоторые акценты по тому, как именно происходило вчерашнее заседание городского совета.

Власть очередной раз не стеснялась быть откровенной в используемых механизмах и риторических приёмах, демонстрируя, кто здесь занимается “организованным террором”, популизмом, тоталитаризмом и коррупцией. Вот на этих четырёх аспектах и хотелось бы остановиться:

1. “Организованный террор”. Если вспомнить историю с тем, как гражданских активистов, пытавшихся лоббировать проведение общественных слушаний по незаконной вырубке леса на правом берегу Стугны, объявили сначала “рейдерами”, а потом и соучастниками по “организованному террору” и “захвату заложников” (были написаны заявления в правоохранительные органы от горсовета), то вчера можно было наблюдать этот “организованный террор” и “захват заложников” по-настоящему. И ответственность за его организацию должен взять исполнительный комитет и глава города лично. В зал был буквально “согнан” весь прокозыревский актив, ― мадам почтенных лет, расположившиеся сразу за оппозиционно настроенными депутатами; силовой актив из опекаемых мэрией спортивных клубов. Эти крепкие люди, боящиеся света фотокамер (т.е. публичности), расположились по периметру зала, красноречиво заявляя всем своим видом о своих намерениях; с их стороны неоднократно “шипелись” угрозы предъявителям альтернативных точек зрения.

Сам стиль обращения власти за “поддержкой” выглядел омерзительно, ― и именно как демонстрация истинного отношения к людям как к “карманной дворовой челяди”, которую можно дрессировать и использовать в своих целях.

Задачей “хора” было создавать психологическое давления на принимаемые депутатами решения. В частности, когда депутаты голосовали против инициатив, спускаемых городским главою “сверху”, “хор” начинал скандировать “Ганьба!”, “Мы вас не выпустим, пока не проголосуете!”, “Работайте здесь!”… и т.д. .. Некоторые граждане периодически занимали место за трибуной (что по регламенту запрещено) и, разыгрывая уязвлённые чувства “обычных граждан”, сетовали на бездеятельность депутатов, которые, якобы, срывают сессию.

Впечатление от этого организованного спектакля, конечно, было удручающим, ― власть как гидра полностью исковеркала и исказила суть и риторику требований гражданских активистов, превратив гражданскую активность в пародию на саму себя, ― в жалкую карикатуру, используя при этом идеологически ангажированные, неимущие или зависимые группы населения. Это ― совершенно непростительные действия, за которые, как хочется надеяться, власть когда-то ответит представителям тех европейских фондов, перед которыми разыгрывается комедия “демократических” методов работы.

Гражданская позиция несогласных депутатов маргинализировалась и выдавалась как саботаж работы сессии, ― и это несмотря на то, что именно несогласие с действиями власти, в данном случае, и было настоящей работой настоящих представителей общественности!

2. Популизм. “Демократия ― это защита прав меньшиств от тирании большинства”, ― как сказала Айнд Рэнд, но, похоже, подобные формулировки то ли слишком сложны для понимания, то ли слишком не выгодны функционерам нашего исполкома. Этим объясняется всё та же старая добрая стратегия  ― прибегать к различным инструментам манипуляции общественным мнением. Здесь, – где все средства хороши, – равного нашему мэру ещё нужно поискать. Кем только за время сессии не представлялись оппозиционные депутаты в глазах собравшейся общественности, ― и даже противниками детских садиков! Совершенно бесстыдное, хамское манипулирование в угоду публики, не желающей серьёзно разбираться в этих вопросах, ― настоящая публичная “травля” и “порка” несогласных.

Одиозным в этом свете также было выступление г-жи Огарковой, многозначительно указавшей, что их партии было отдано большинство голосов в этом городе и не будь столь несовершенного законодательства по выборам, “неугодных” голосов здесь бы вообще не было… Ну когда же вы, господа функционеры чуть-чуть станете образованнее, и перестанете кидаться этими популистскими, глупыми заявлениями! От того, что сегодня киевлянам приходится решать, между какими буратинами, ― дубовым или берёзовым, ― им нужно выбрать, стратегия ориентации на большинство не выглядит убедительнее! Так что ваши проценты ещё не делают вам чести, скорее, наоборот!

Ну и, наконец, как стоит расценивать тот же популистский характер заявлений о том, что нам “чужды политические амбиции членов партий, мы ― исключительно хозяйственники!” Друзья, почитайте уже, наконец, первое определение политического, данного Аристотелем: политика ― это управление городом и государственными делами. Любой вопрос, касающийся власти ― политический! Хватит навешивать громаде эту вашу лапшу о якобы нейтральных заботах о канализационных трубах!

3. Коррупция. Особенно порадовало обвинение оппозиционных депутатов в попытке ведения политических торгов. Г-н мэр, а кого Вы, в таком случае, видите “покупателем” подобных услуг, не себя ли!? Так как стоит расценивать подобные обвинения, ― не актом ли чистосердечного признания себя в качестве главного коррупционера и практикуемых методов и принципов политической коммуникации как принимающих коррупционную модель по умолчанию?

4.  Тоталитаризм. Все попытки со стороны руководства горсовета навязать и спустить “сверху” депутатам модели принятия решений, силовое и психологическое давление, оказываемое на депутатов, демонстрирует только одно ― к сожалению, старая схема, в которой депутатский корпус превращается в команду марионеток, слаженную машинку для голосования (обслуживающую потребности узурпировавшей власть верхушки исполнительного комитета), вновь пытается себя утвердить, ― уже с новым составом депутатов, являющихся, между прочим, представителями громады. Поэтому наша, громады, задача ― не допустить этой очередной узурпации власти.