3746745213_5d90e60431_bВчерашняя встреча с представителями депутатской комиссии (собранной для рассмотрения пропозиции граждан об организации зоны рекреации на берегах Стугны) стала ещё одним свидетельством отсутствия культуры гражданского общества в нашем городе. Она продемонстрировала, прежде всего, отсутствие юридической и политической грамотности, соответствующих компентенций и опыта юристов исполкома (а ранее и чиновников) в сопровождении, реализации и оформлении инициатив активной части городской общественности, но, главное, вообще желания и энтузиазма в создании продуктивной политической коммуникации между жителями и органами самоуправления.

Юрист исполкома была совершенно не готова к встрече, – ни в общем правовом поле, которое оговаривает конституционные инструменты прямого участия граждан в процессах местного самоуправления, ни в отношении готовности обсуждать очень конкретные вопросы.

Ориентиры, которые были предложены главой юридического департамента исполкома для обсуждения правовых оснований проведения общественных слушаний, совершенно не учитывали, во-первых, историю самого вопроса. Ведь пропозиции жителей оставить лес на правом берегу Стугны подавались с 2008 года и были зарегистрированы также при проведении общественных слушаний по Генплану Украинки в 2013 году.

Во-вторых, предложенные ориентиры не учитывали уже существующую историю коммуникации общественности с органами власти по вопросу проведения общественных слушаний.

Напомню, что началом этой коммуникации можно считать коллективное обращение граждан согласно Закону Украины “Об обращении граждан”, рассмотренное на сессии городского совета 13 августа 2015 года. Обращение содержало пропозицию о проведении общественных слушаний по агрессивной градостроительной политики городской власти, которая не учитывает экологическую нагрузку на город и имело своей целью соответствующее принятие решения депутатами об организации таких слушаний. Решение сессии, в свою очередь, должно было вести к его реализации исполнительным комитетом Украинки. В этом случае, инициатором проведения общественных слушаний выступил бы городской совет.

Однако, решение, как мы помним, принято не было.

Вместо этого, решением сессии была создана рабочая комиссия для проведения экспертизы нормативно-правовых актов, касающихся выделения земли под многоэтажное строительство на правом берегу Стугны. В работу комиссии были приглашены все активисты.

На первой же встрече активисты, тем не менее, настояли на том, что экспертиза решений горсовета, касающихся отвода земли под аренду компанией-застройщиком и проведение общественных слушаний могут и должны осуществляться параллельно. Т.е. экспертиза никак сама по себе не снимает необходимости в проведении общественных слушаний, касающихся широкого публичного обсуждения экологических и социальных аспектов уничтожения зелёных насаждений многоэтажным строительством (в то время как законность или незаконность таких решений должна определяться в суде).

Согласно Главе 2.7. Устава Украинки инициатором проведения общественных слушаний может быть комиссия, созданная решением сессии:

 Стаття 2.7.2.

Громадські слухання можуть проводитися з ініціативи міського голови, міської ради або її постійної комісії, органів самоорганізації населення та з ініціативи жителів міста.

Вместо этого логического шага, который бы послужил началом продуктивного диалога и дальнейшего продвижения в направлении организации слушаний, юрист исполкома предложила общественности разработать проект нормативно-правового акта и направить его от инициативной группы к исполнительному комитету для последующего его вынесения в качестве предмета обсуждений на общественные слушания.

Но в таком случае, мы возвращаемся к самому началу, – к моменту определения инициатора общественных обсуждений и весь тот длительный процесс сбора подписей под Обращением граждан, вынесение вопроса на сессию и решение собрать комиссию просто обнуляются. Процесс поворачивается вспять и мы возвращаемся к началу.

Возникает вопрос: почему юрист, пришедшая на встречу, не изучила все эти моменты, предлагая, по сути, начать всё с чистого листа?

Кроме того, два часа ушло на бестолковое препирательство вокруг того, что только нормативно-правовой акт может быть основанием для организации публичных обсуждений. Юрист ссылалась здесь на Постанову Про забезпечення участі громадськості у формуванні та реалізації державної політики (від 3 листопада 2010 р. N 996), в частности, на п. 12 Порядку проведення консультацій з громадськістю з питань формування та реалізації державної політики, согласно которому предметом обсуждения может быть только нормативно-правовой акт:

 12.   В  обов’язковому  порядку  проводяться  консультації  з громадськістю  у  формі публічного громадського обговорення та/або електронних консультацій з громадськістю   щодо проектів нормативно-правових актів, які: стосуються   конституційних   прав,   свобод   та  обов’язків громадян;      стосуються   життєвих   інтересів   громадян,  у  тому  числі впливають на стан навколишнього природного середовища; … Проекти   регуляторних   актів   виносяться   на   громадське обговорення   з  урахуванням  вимог  Закону  України  “Про  засади державної    регуляторної    політики    у   сфері   господарської діяльності”.

Отметим, что настаивая на том, что предметом обсуждения публичных слушаний может быть только нормативно-правовой акт (более того, подготовленный самой общественностью!), юрист почему-то цитировала требования, разработанные Кабинетом министров к органами исполнительной власти при проведении консультаций с общественностью. При этом начальник юридического департамента почему-то “забыла” процитировать п.5 Порядку проведення консультацій з громадськістю з питань формування та реалізації державної політики, на который она ссылалась, где чётко сказано, что разработчиком нормативно-правового акта является Исполком:

 5. Консультації з громадськістю організовує і проводить орган виконавчої    влади,   який   є   головним   розробником   проекту нормативно-правового  акта  або  готує  пропозиції щодо реалізації державної  політики  у  відповідній сфері державного і суспільного життя.

Отметим, что данные требования регулируют работу самих исполнительных органов власти, по-сути обязывая эти органы к построению прозрачной коммуникации с обществом относительно тех решений, которые принимаются. Но эти требования не оговаривают все ситуации! – в частности, совершенно противоположные ситуации (!), когда инициатива о проведении слушаний исходит от общественности.

Что касается порядка проведения общественных слушаний по инициативе активной части граждан города, то данный порядок законодательно не детализирован. Так Ст. 13 Закону України Про місцеве самоврядування отсылает к порядку, который прописывается в Уставе города:

 Стаття 13. Громадські слухання

1. Територіальна громада має право проводити громадські слухання – зустрічатися з депутатами відповідної ради та посадовими особами місцевого самоврядування, під час яких члени територіальної громади можуть заслуховувати їх, порушувати питання та вносити пропозиції щодо питань місцевого значення, що належать до відання місцевого самоврядування.

2. Громадські слухання проводяться не рідше одного разу на рік.

3. Пропозиції, які вносяться за результатами громадських слухань, підлягають обов’язковому розгляду органами місцевого самоврядування.

4. Порядок організації громадських слухань визначається статутом територіальної громади.

В самом Уставе города читаем, что предметы обсуждений могут быть самыми различными, а итогом являются пропозиции от граждан, которые должны быть учтены в последующих действиях власти:

 Стаття 2.7.4.

На громадських слуханнях заслуховуються доповіді та інформація про роботу міського голови, міської ради, постійних комісій міської ради, окремих її депутатів, виконавчих органів міської ради та їх посадових осіб, органів самоорганізації населення; обговорюються проекти і рішення міської ради та її виконавчого комітету з метою внесення пропозицій щодо питань місцевого значення, що віднесені до відання місцевого самоврядування; порушуються питання та вносяться пропозиції щодо питань місцевого значення, що належать до відання місцевого самоврядування.

Таким образом, существует множество возможных форматов проведения широких публичных обсуждений и предметов данных обсуждений. Итогом же слушаний может быть гражданская пропозиция, которая впоследствии вступает в силу как конкретный нормативно-правовой акт.

Незнание всех этих моментов, повторюсь, свидельствует о том, что процесс создания политической коммуникации между обществом и органами самоуправления находится в нашем городе пока в зачаточном состоянии, несмотря на популистскую риторику со стороны властей. Удручают также различные спекуляции в средствах массовой информации вокруг попыток общественности наладить такую коммуникацию и начать использовать конституционные инструменты прямого участия граждан в самоуправлении, не говоря уже о глуповатой информационной войне, развязанной против активистов. Последнее свидетельствует о каком-то плачевном состоянии, незрелости политического сознания представителей власти, тупиковости методов, их заведомой проигрышности и неэффективности.

 Yana Volkova